+7 495 120 00 64
отправить заявку

05.03.2018 Сделка банкрота признана недействительной, с покупателя по недействительной сделке взысканы денежные средства

Резолютивная часть определения объявлена 05 марта 2018 г. Полный текст определения изготовлен 14 марта 2018 г.
Арбитражный суд города Москвы в составе:
судьи Лариной Г.М.
при ведении протокола судебного заседания секретарем Прудниковой Ю.И., рассмотрев в открытом судебном заседании заявление финансового управляющего Полякова Андрея Николаевича о признании сделки ничтожной и применении последствий ее недействительности,
при участии: должник - Сопоева С.Ж. (паспорт), от Сопоевой С.Ж. – Адесманов А.В. (дов. от 29.10.2016г.), от Ганна Р.А.- Кочерин В.С. (дов. от 01.08.2014г.), финансовый управляющий – Поляков А.Н. (паспорт), от Кусбалгановой Ш.С.- Прошин Е.В. (дов. от 21.12.2016г.), Володин М.М. (дов. от 29.10.2016г.)
У С Т А Н О В И Л:
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 27.02.2017г. ИП Сопоева Санталат
Жумалиевна признана несостоятельным (банкротом), в отношении нее введена процедура реализации имущества гражданина сроком на шесть месяцев, финансовым управляющим утвержден Поляков Андрей Николаевич. Сообщение опубликовано в газете Коммерсантъ No38 от 04.03.2017, стр. 154.
В Арбитражный суд города Москвы 13.09.2017г. поступило заявление финансового управляющего Полякова Андрея Николаевича о признании сделки ничтожной и применении последствий ее недействительности с Кусбалгановой Шакен Сайлауовной.
Финансовый управляющий огласил позицию, поддержал поданное в суд заявление, просил применить последствия недействительности сделки в виде взыскания в конкурсную массу должника денежных средств в размере 7 519 433,35 руб.
Представитель должника огласил позицию, возражал против удовлетворения поданного в суд заявления.
Представитель ответчика огласил позицию, возражал против удовлетворения поданного в суд заявления.
Представитель Ганна Р.А огласил позицию, представил письменный отзыв, с приложенными документами, поддержал поданное в суд заявление финансового управляющего.
900001638_18384551
г. Москва
14 марта 2018 г.
115191, г.Москва, ул. Большая Тульская, д. 17 http://www.msk.arbitr.ru
тел: 600-97-40 ОПРЕДЕЛЕНИЕ
Дело No А40-134965/16-30-210Б
АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
Как усматривается из материалов дела, финансовый управляющий, в
обосновании заявленных требований, указывает нижеследующее.

В ходе сбора информации о составе имущества должника и произведенных с ним сделках - финансовый управляющий выявил, что должник Сопоева С.Ж. ранее владела следующим недвижимым имуществом: 3-комнатная квартира площадью 56,8 кв.м., расположенная по адресу г. Москва, ул. Косинская, дом 26, кор.1 кв. 102, с кадастровым номером 77:03:0007004:1593.
Финансовый управляющий указывает, что данная квартира была подарена 24.11.2014г гражданке Кусбалгановой Шакен Сайлауовне, т.е. сделка была совершена без соразмерного встречного исполнения.
Финансовый управляющий указывает, что на момент осуществления указанной сделки по отчуждению квартиры у должника уже имелись неисполненные денежные обязательства.
Определением Арбитражного суда г. Москвы от 21.09.2016г. включено в реестр требований кредиторов должника требование Ганна Рамона Адольфо в общем размере 44 651 325, 84 руб.
Финансовый управляющий указывает, что должник завладел денежными средствами кредитора в конце 2013 - начале 2014г в размере 324 000 евро и 150 000 швейцарских франков и не исполнил принятые на себя обязательства, приобрел на указанные денежные средства две квартиры на свое имя, отказавшись передать их в собственность кредитора.
Исковое заявление о взыскании с должника неосновательно удерживаемых денежных средств было подано в суд общей юрисдикции кредитором 03.07.2014г.
Заявитель указывает, что указанные требования кредитора в полном объеме были подтверждены Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда по делу No33-35746/15 от 18.11.2015г.
Финансовый управляющий указывает, что должник, узнав о подаче указанного искового заявления - безвозмездно отчуждает (дарит) указанную квартиру, с целью защиты от обращения на нее взыскания или возврата ее кредитору.
Тем самым, финансовый управляющий указывает, что должник причинил кредитору ущерб в особо крупном размере 44 651 325,84 рублей.
Таким образом, финансовый управляющий указывает, что с учетом размера требований кредитора по отношению к стоимости выявленного за время банкротства имущества должника, просрочки исполнения требований кредитора (с конца 2013г) - на момент отчуждения квартиры должник обладал одновременно признаками неплатежеспособности и недостаточности имущества
Финансовый управляющий указывает, что согласно выписки из ЕГРН кадастровая стоимость указанной квартиры составляет 7 519 433,35 руб.
Кроме этого, финансовый управляющий указывает, что Кусбалганова Шакен Сайлауовна продала спорную квартиру иному лицу по договору купли-продажи квартиры от 31.03.2017 г., право собственности указанного лица зарегистрировано в ЕГРН 11.04.2017г. за номером 77:03:0007004:1593-77/009/2017-3.
На вырученные денежные средства Кусбалганова Шакен Сайлауовна приобрела себе в собственность квартиру площадью 50,9 кв.м., расположенную по адресу : 109156 Москва, р-н Выхино-Жулебино, ул Генерала Кузнецова, д.12, кв. 130, с кадастровым номером 77:04:0005007:2956, о чем свидетельствует запись в ЕГРН No 77:04:0005007:2956-77/009/2017-2 от 11.04.2017
Также, заявитель указывает, что указанные сделки были произведены после того как финансовый управляющий обратился в суд с истребованием у Росрееестра сведений о сделках должника для целей их оспаривания (в том числе о сделке со спорной квартирой), вынесения судебного акта по этим требованиям и получения исполнительного листа на принудительное исполнение указанного судебного акта.
Что говорит, как указывает заявитель, о недобросовестном поведении Кусбалгановой Шакен Сайлауовны в части сокрытия спорной квартиры от возможного взыскания в пользу должника, путем ее отчуждения и приобретения в собственность аналогичной квартиры по сопоставимой стоимости и формальной защитой ее от

3
взыскания путем регистрации в ней по месту жительства (для признания ее единственным жильем в собственности Кусбалгановой Шакен Сайлауовны).
Указанные выше обстоятельства, по мнению финансового управляющего, свидетельствует о том, что сделка по отчуждению движимого имущества является недействительной по основаниям статьи 10 ГК РФ.
Пункт 1 статьи 213.32 Закона о банкротстве (в редакции Федерального закона от 29.06.2015 N 154-ФЗ) применяется к совершенным с 01.10.2015 сделкам граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями. Сделки указанных граждан, совершенные до 01.10.2015 с целью причинить вред кредиторам, могут быть признаны недействительными на основании статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованию финансового управляющего или конкурсного кредитора (уполномоченного органа) в порядке, предусмотренном пунктами 3 - 5 статьи 213.32 Закона о банкротстве.
В рассмотренном случае оспоренный договор дарения заключен до 01.10.2015 г., следовательно данная сделка не может быть оспорена по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве.
Как следует из разъяснений, приведенных в пункте 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление N 63), в порядке главы III.1 Закона о банкротстве (в силу пункта 1 статьи 61.1) подлежат рассмотрению требования о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (статьи 61.2 и 61.3 и иные содержащиеся в этом законе помимо главы III.1 основания), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации).
По правилам пункта 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
В соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
В силу правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 7 постановления от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 25), если совершение сделки нарушает запрет, установленный пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной (пункты 1 или 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В абзаце 4 пункта 4 Постановления N 63 разъяснено, что наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.
Согласно пункту 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением

4
причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
В статье 1 Гражданского кодекса Российской Федерации отмечено, что при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.
Из содержания приведенных норм следует, что под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченных лиц, связанное с нарушением пределов осуществления гражданских прав, направленное исключительно на причинение вреда третьим лицам.
Положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации применяются при недобросовестном поведении (злоупотреблении правом) прежде всего при заключении сделки, которая оспаривается в суде (в том числе в деле о банкротстве), а также при осуществлении права исключительно с намерением причинить вред другому лицу или с намерением реализовать иной противоправный интерес, не совпадающий с обычным хозяйственным (финансовым) интересом сделок такого рода.
Добросовестность при осуществлении гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей предполагает поведение, ожидаемое от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующее ей. При этом установление злоупотребления правом одной из сторон влечет принятие мер, обеспечивающих защиту интересов добросовестной стороны от недобросовестного поведения другой стороны.
Злоупотребление правом при совершении сделки является нарушением запрета, установленного в статье 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем, такая сделка подлежит признанию недействительной на основании статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов.
О злоупотреблении сторонами правом при заключении договоров дарения свидетельствует совершение спорных сделок не в соответствии с их обычным предназначением, а с целью избежания возможного обращения взыскания на отчужденное имущество должника.
Нарушение участниками гражданского оборота при заключении договоров дарения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, выразившееся в злоупотреблении правом, отнесено законом к числу самостоятельных оснований для признания сделок недействительными.
Вместе с тем приведенные финансовым управляющим должника доводы свидетельствуют о необходимости исследования спорных сделок на наличие признаков их мнимости.
Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (пункт 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации). Следовательно, при ее совершении должен иметь место порок воли (содержания).
Для признания сделки недействительной на основании пункта 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации необходимо установить то, что на

5
момент совершения сделки стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий, и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнить либо требовать ее исполнения.
Как разъяснено в абзацах 2 и 3 пункта 86 Постановления N 25, следует учитывать, что стороны мнимой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним. Равным образом осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании пункта 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда по делу No 33-35746/2015 от 18.11.2015г. суд взыскал с Сопоевой С.Ж.. задолженность в размере 40 490 892,57 руб.- задолженность, 4 160 433,27 руб.- проценты, 180 000 руб.- государственная пошлина.
Вышеуказанным Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда установлено, что кредитор Ганна Рамона Адольфо перечислил в адрес должника денежные средства в размере 638 965 евро для приобретения квартиры по адресу: г. Москва, Малый Кисельный пер., д. 3, стр.2, кв. 5. Однако должник на вышеуказанные денежные средства приобрела иные квартиры, зарегистрировав их на свое имя. Свои обязательства перед кредитором должник не исполнил.
Оценив спорный договор на предмет наличия признаков его недействительности по основаниям, предусмотренным в статьях 10, 168 и 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд приходит к выводу о том, что подлинная воля сторон договоров не была направлена на установление правоотношений дарения, подписанный договор дарения от 24.11.2014 г. имеет признаки мнимых сделок, совершенных лишь для вида, без намерения сторон указанных сделок создать соответствующие им правовые последствия, при злоупотреблении правом, с целью вывода ликвидного имущества должника во избежание обращения на него взыскания по требованиям кредиторов. В результате совершения оспоренных сделок был причинен вред имущественным правам кредиторов, выразившийся в уменьшении размера имущества должника.
Согласно пункту 3 статьи 19 Закона о банкротстве в целях названного Закона заинтересованными лицами по отношению к должнику-гражданину признаются его супруг, родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, родители, дети, сестры и братья супруга.
Предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого же Закона), либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
Согласно материалам дела, спорные сделки совершены между заинтересованными лицами Сопоевой С. Ж. (мать) и Кусбалгановой Ш.С. (дочь) по смыслу пункта 3 статьи 19 Закона о банкротстве.
Установленное обстоятельство позволяет квалифицировать договор дарения квартиры в соответствии со статьей 19 Закона о банкротстве как сделки с заинтересованностью, соответственно, сделать вывод о том, что цель причинения вреда имущественным правам кредиторов в данном случае презюмируется.

6
Таким образом, действия сторон договоров дарения являются недобросовестным поведением (статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации), в связи с чем, суд приходит к выводу о наличии оснований для признания этих договоров недействительными сделками в соответствии со статьями 10 и 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Общим последствием недействительности сделок, предусмотренным в пункте 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, является возврат другой стороне всего полученного по сделке и в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) - возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
Как указано в пункте 1 статьи 61.6 Закона о банкротстве, все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником и изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с главой III.1 Закона о банкротстве, подлежит возврату в конкурсную массу.
Общим последствием недействительности сделок, предусмотренным в пункте 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, является возврат другой стороне всего полученного по сделке и в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) - возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
Как указано в пункте 1 статьи 61.6 Закона о банкротстве, все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником и изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с главой III.1 Закона о банкротстве, подлежит возврату в конкурсную массу.
Судом установлено, что в материалы дела поступили документы, свидетельствующие о том, что привести стороны оспариваемой сделки в первоначальное положение в виде возврата в конкурсную массу должника квартиры невозможно, в связи с тем, что имущество не принадлежит стороне оспариваемой сделки - Сопоевой Санталат Жумалиевны.
Согласно пункту 1 статьи 61.1. Закона о Банкротстве в случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.
Доводы ответчика, должника, суд признает необоснованными и не подлежащими удовлетворению.
Государственная пошлина подлежит распределению в порядке ст. 110 АПК РФ.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 10, 166, 167, 572 ГК РФ, ст.ст. 2, 213 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", ст. 65, 71, 75, 123, 156, 176, 184, 185, 223 АПК РФ,
О П Р Е Д Е Л И Л:
Признать недействительной сделкой договор дарения квартиры от 24.11.2014г.,
находящейся по адресу: г. Москва, район Выхино-Жулебино, ул. Генерала Кузнецова, д.12, кв. 130, с кадастровым номером 77:04:005007:2956, заключенный между Сопоевой Санталат Жумалиевной и Кусбалгановой Шакен Сайлауовной.
Применить последствия недействительности сделки в виде:

7
Взыскать с Кусбалгановой Шакен Сайлауовны в конкурсную массу должника Сопоевой С.Ж. 7 519 433,35 руб.
Взыскать с Кусбалгановой Шакен Сайлауовны в доход бюджета государственную пошлину в сумме 6 000 руб.
Определение может быть обжаловано в десятидневный срок в Девятый арбитражный апелляционный суд.
Судья Г. М. Ларина

Источник: msk.arbitr.ru

Яндекс.Метрика