Должников лишат последнего

Верховный суд РФ подтвердил возможность продавать на торгах единственное жилье банкротов. Он вынес такое определение в рамках спора между «Россельхозбанком» и хабаровским предпринимателем. Бизнесмен в рамках банкротства просил местные суды исключить из конкурсной массы земельный участок и дом площадью более 300 кв. м.

Первые две инстанции отказали в этом, но в кассации предприниматель добился своего. Однако Верховный суд направил дело на новое рассмотрение и опубликовал правила, по которым можно продавать такое жилье на торгах. Отныне кредиторы вправе делать это, если предложат должнику взамен более скромную жилую недвижимость. Причем сделать это может и финансовый управляющий. Что меняет для банкротов и кредиторов решение Верховного суда? На этот вопрос ответил партнер юридической компании BMS Денис Фролов.

«Верховный суд сформулировал правовые позиции, которыми будут руководствоваться в первую очередь кредиторы — как участники банкротных процедур, заинтересованные в удовлетворении своих требований.

В принципе, это будет способствовать пополнению конкурсной массы и удовлетворению требований кредиторов.

Все остальное имущество, как показывает практика, недобросовестные должники продают, а единственное жилье оставляют, прикрываясь исполнительским иммунитетом. Теперь делать это будет гораздо сложнее.

Означает ли решение Верховного суда, что будут чаще в России теперь изымать это единственное жилье у должников? Безусловно, это повлияет на судебную практику. Нижестоящие суды крайне неохотно исследовали вопрос роскошности жилья, потому что не было критериев. Да и просто психологически судьям было не очень удобно рассматривать этот вопрос.

Проще было отказаться, сославшись на то, что это единственное жилье, и на него нельзя обращать взыскание. Вопрос закрывался.

Конечно, сейчас это сильно облегчит работу, в том числе, и судьям, которые будут этот вопрос рассматривать. А что касается механизма предоставления альтернативного и более скромного жилья, то скорость этого предоставления будет зависеть в первую очередь от активности кредиторов. Все-таки на их финансовые плечи будет ложиться этот процесс».

В 2012 году Конституционный суд (КС) заявил, что правило по сохранению единственного жилья у банкрота не должно распространяться на дорогостоящие дома и квартиры. И обязал законодателя выработать критерии, по которым такую недвижимость можно отнести к роскошной — но это так и не было сделано. В апреле текущего года КС объявил, что суды вправе сами решать, сохранять за должником единственную недвижимость или нет, а также определять порядок, как именно кредитор предоставит должнику замещающую жилплощадь.

При этом после разъяснений Верховного суда банкротов без единственного жилья вряд ли станет существенно больше. Так считает адвокат, управляющий партнер юридической компании «Кочерин и партнеры» Владислав Кочерин.

«Это решение нельзя считать прецедентом. И понятно, что в каждом конкретном случае спор будет рассматриваться индивидуально, с учетом всех аспектов и особенностей данного конкретного спора.

Сейчас, по сути, нет законодательного регулирования на эту тему. Конституционный суд рекомендовал законодателям принять соответствующие законодательные акты, но этого до сих пор не было сделано.

Практика в реальности может поменяться в любую сторону, пока нет единого законодательства.

Опять же, и позиции Верховного суда менялись по некоторым делам, по тому, как надо рассматривать и квалифицировать.

Поэтому нельзя сказать, что что-то прямо кардинально изменилось. Просто сейчас все ускорится и улучшится, это закономерный процесс с учетом разъяснений Конституционного суда о том, что излишки жилья необходимо изымать. То есть было логично, что судебная система должна была на это разъяснение отреагировать и вынести какие-то индивидуальные акты о том, что в каких-то случаях это можно делать», — отмечает Кочерин.

В июне у россиянина-должника впервые изъяли единственное жилье. В Екатеринбурге продали двухуровневую пятикомнатную квартиру площадью почти в 150 кв. м. Банкроту предстоит переехать в «однушку», которая примерно в пять раз меньше. Гражданин три года просил исключить свою единственную квартиру из конкурсной массы, однако суд встал на сторону кредиторов.


Источник: КоммерсантЪ




Яндекс.Метрика