Краудинвесторы собрали иски

Кредиторы потребовали от сооснователя обанкротившегося онлайн-ритейлера Wikimart Максима Фалдина более 200 млн руб. Самого предпринимателя суд также признал банкротом. Претензии могут касаться его последнего проекта — интернет-магазина детских товаров Little Gentrys, средства на который привлекались через краудинвестинг.

С конца 2019 года кредиторы основателя интернет-магазина Wikimart Максима Фалдина начали предъявлять к нему финансовые требования, свидетельствуют данные Единого федерального реестра сведений о банкротстве. Сам предприниматель был признан банкротом еще 3 октября 2019 года, обнаружил «Ъ» в картотеке арбитражных дел.

По подсчетам «Ъ», к 25 февраля более 30 кредиторов предъявили требования на сумму более 200 млн руб. Арбитражный суд Москвы начал процедуру реализации имущества бизнесмена, финансовый управляющий должен отчитаться о ней 24 марта. Связаться с Максимом Фалдиным не удалось: его телефон не отвечает, а в ответ на сообщение в Telegram он заблокировал корреспондента «Ъ».

Заявление о несостоятельности Максима Фалдина подал Илья Ананьин, заявивший о неисполненных обязательствах на сумму более 1 млн руб. Как следует из открытых источников, полный тезка истца был депутатом Академического округа в Москве прошлого созыва, является совладельцем юридической фирмы BG Legal Solutions Ltd и нападающим команды Ночной хоккейной лиги «Асгард». Он не ответил на вопросы «Ъ» в Facebook.

Основанный Максимом Фалдиным онлайн-ритейлер Wikimart прекратил работу в конце 2016 года. Еще в 2015 году предприниматель запустил интернет-магазин детской одежды Little Gentrys. Средства на его развитие привлекались по модели краудинвестинга через StartTrack и займы с личным поручительством господина Фалдина, писал vc.ru. В августе 2018 года компания перестала платить проценты по займам, кредиторы начали подавать иски к управляющему ритейлером ООО «Джентрис», и к началу 2019 года счета компании были арестованы. Сейчас интернет-магазин прекратил работу.

Краудинвестинг остается очень рискованной формой инвестиций в России, к которому прибегает преимущественно малый бизнес, отмечает независимый финансовый консультант Наталья Смирнова. По ее словам, последние данные свидетельствуют, что около 15% компаний, привлекающих средства по такой модели, объявляют дефолт.

Процедура личного банкротства гражданина влечет ряд серьезных последствий, отмечает управляющий партнер фирмы «Кочерин и партнеры» Владислав Кочерин. «Во время процедуры, в частности, должник не может свободно распоряжаться заработком и имуществом, ему ограничивается право на выезд за пределы РФ. После прохождения банкротства гражданину пять лет запрещается вести предпринимательскую деятельность, три года занимать руководящие должности в организациях»,- указывает он. Шансы же кредиторов, по словам господина Кочерина, зависят от наличия у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, либо от возможности вернуть такое имущество в ходе оспаривания сомнительных сделок. Партнер международного центра защиты прав Globallaw Антон Задоркин уточняет, что можно оспорить сделки должника, совершенные в пределах трех лет до возбуждения дела о банкротстве.

По данным «Федресурса», за 2019 год суды признали банкротами 68,98 тыс. граждан России, в 90,7% случаев банкротство инициировали сами должники. По итогам банкротных процедур в 71% дел кредиторы не получили ничего. В среднем требования кредиторов граждан-банкротов в 2019 году были погашены на 3,5% (в 2018 году — на 2,7%). Остается проблемой и продажа имущества банкротов: торги в ходе открытого аукциона более чем в 90% случаев признаются несостоявшимися, реализовать имущество должников удается лишь путем публичного предложения со снижением цены на 60–70%.

Источник: Коммерсантъ



Яндекс.Метрика